05:00, 15.03.2019

15 марта 2019 — «Ночные Новости России» , Россия , #Новости , Путин

«Винегрет из инсинуаций»: какие обвинения выдвинула эстонская разведка в адрес России.

Посольство России в Эстонии раскритиковало доклад эстонских спецслужб, посвящённый основным угрозам безопасности страны. Эстонские спецслужбы тревожит не только появление у РФ новейших вооружений, но и активность Русской православной церкви и заход в эстонские порты парусников. Также в прибалтийском государстве опасаются враждебных киберопераций со стороны Москвы. По мнению экспертов, Таллин с помощью антироссийских заявлений старается привлечь внимание западных союзников.

15 марта 2019 — «Ночные Новости России» , Россия , #Новости , Путин

Посольство России в Эстонии заявило, что обнародованный во вторник доклад Департамента внешней разведки Эстонии, посвящённый угрозам международной безопасности для прибалтийской страны, основан на клевете в адрес РФ и тенденциозных заявлениях, появлявшихся ранее в западной прессе.

«Если абстрагироваться от ведомственного логотипа на документе, то упомянутый опус вполне можно было бы принять за сброшюрованную подборку антироссийских страшилок из западной прессы, которой эстонские составители, видимо, и занимались весь год, — говорится в записи на официальной странице российского посольства в Facebook.

«В итоге был состряпан трудноусваиваемый винегрет из инсинуаций, передёргивания фактов, тенденциозных оценок и откровенной клеветы, замешанный на густой русофобии», — заявили в дипмиссии.

15 марта 2019 — «Ночные Новости России» , Россия , #Новости , Путин

«Экзистенциальная угроза»

Угрозам, исходящим со стороны России, посвящена большая часть доклада эстонской разведки. Как подсчитали журналисты эстонской редакции агентства Sputnik, это 61 страница из 67, или 90% доклада. Россия названа в нём «экзистенциальной угрозой» для маленькой прибалтийской страны.

Читателей с первых же страниц пугают заявлениями типа: «Несомненно, режим Владимира Путина готовится использовать военную силу против других стран» — и рассказывают об усилении Псковской дивизии ВДВ рядом с эстонской границей.

«Единственная серьёзная угроза региональной безопасности, а также существованию и суверенитету Эстонии и других государств Балтийского моря исходит от России. Под этим понимается не только подрывная деятельность асимметричного, тайного или политического характера, но и потенциальная военная угроза», — утверждает Департамент внешней разведки Эстонии.

Однако конкретных примеров того, как же Россия угрожает Эстонии с военной точки зрения, не приводится. В целом в докладе собрано больше муссируемых СМИ обвинений, выдвигаемых в адрес России в последние годы на Западе, чем каких-то уникальных данных эстонских спецслужб, подтверждающих активную работу российских силовых структур на прибалтийском направлении.

Эстонские спецслужбы, как следует из доклада, обеспокоены не только ситуацией на Украине и в Белоруссии (где умудрились подсчитать российские центры влияния), строительством «Турецкого потока» и «Северного потока — 2», но и даже предполагаемой активностью российских ЧВК в Африке и ростом сотрудничества России и Китая.

Как отметил президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич, у эстонских разведчиков нет масштабных доказательств российского влияния, потому что Москва в этом не заинтересована. При этом Европейскому союзу Эстония тоже не нужна, считает Межевич.

«Кроме постоянных проблем, ЕС в Эстонии больше ничего не видит, поэтому в докладе Эстония пытается в очередной раз обратить на себя внимание, — утверждает эксперт. — Единственное, что хорошо продаётся в Европе, это русофобия, Эстония пытается торговать на этом рынке. Ведь на других рынках у неё торговать не получается».

С другой стороны, как отмечает эксперт, роль Эстонии в качестве плацдарма НАТО к Санкт-Петербургу не может не вызывать обоснованных опасений России.

15 марта 2019 — «Ночные Новости России» , Россия , #Новости , Путин

«Барки и мощи»

В новом докладе эстонской разведки нашлось место и угрозам непосредственно для Эстонии. В их числе Российские гражданские суда.

«Российский гражданский флот и его действия представляют потенциальную угрозу безопасности», — утверждает эстонская разведка.

По мнению спецслужб, моряки на торговых кораблях под российским флагом проходят военную подготовку и ведут разведывательную деятельность в чужих водах. Якобы российские гражданские суда без предупреждения входят в чужие акватории, где непозволительно приближаются к местам проведения военных учений и ведут себя «вызывающе».

«Набирает обороты новая тенденция: применение российских гражданских судов для проведения операций по расширению влияния, — утверждает разведка Эстонии. — Сейчас часто практикуется использование в этих целях больших парусников, относящихся к Российским государственным структурам и образовательным учреждениям и участвующих в морских поездках, регатах и фестивалях по всему миру. Часть таких поездок осуществляется в рамках политических акций, организуемых для местных русских общин; пропагандистских реконструкций отдельных эпизодов из истории России, а также миссионерской деятельности Русской православной церкви, в том числе проведения служб под открытым небом и транспортировки чудотворных икон и мощей».

В качестве примера такой практики в докладе приводится визит российского парусника «Мир» в Таллин в сентябре прошлого года. Вместе с внесённым в Книгу рекордов Гиннесса барком «Седов», самым крупным учебным судном в мире, он принимал на своём борту всех желающих. Тогда оба корабля посетили более 10 тыс. человек, включая мэра Таллина Таави Ааса.

По словам Марата Межевича, доводы эстонских разведчиков нельзя обсуждать серьёзно, ведь они не основаны на какой-либо фактологии.

«Нужны факты. Когда факты есть, на них дают ответ. А эта гипотеза ни о чём не говорит», — утверждает эксперт.

В свою очередь, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров назвал претензии эстонских властей «голословными обвинениями».

«Мы тоже можем сказать, что они используют парусники для «разведывательных операций», — утверждает эксперт.

«Родина слышит»

Кроме того, угрозу прибалтийской стране якобы представляют действия российских спецслужб в киберсфере и операции неких «патриотических хакеров». А иногда они действуют вместе.

«Целью Российских кибератак являются эстонские министерства (в частности, Министерство иностранных дел и Министерство обороны), Вооружённые силы и Союз обороны Эстонии, а также размещённые на её территории подразделения стран — союзников по НАТО», — заявляют в эстонской разведке.

Конкретных фактов, которые бы подтверждали это заявление, как обычно, не приводят. Более того, последний раз, когда эстонских спецслужбистов спрашивали о российских кибератаках — при обсуждении состоявшихся 3 марта в Эстонии парламентских выборов, — генеральный директор Полиции безопасности (КаПо) Эстонии Арнольд Синисалу признал: «Опасения ряда западных стран, что будут масштабные кибератаки, не оправдались».

Вызывает опасения эстонской разведки и деятельность российских телекоммуникационных компаний в Эстонии. Летом и осенью прошлого года не только эстонские силовики, но и представители Министерства по делам сельской жизни заявляли, что сервис «Яндекс.Такси» угрожает безопасности страны.

«Пользователи коммуникационных услуг, предоставляемых российскими провайдерами в Эстонии и других странах, — говорится в докладе, — должны понимать, что их данные могут оказаться в руках Российских спецслужб».

Впрочем, эстонские спецслужбы утверждают: даже если вы будете писать или говорить по-эстонски, откажетесь об общения в сети и по телефону с россиянами и не будете использовать российские сервисы, это не спасёт вас от прослушки Москвой — якобы Эстонию окружили станциями радиоэлектронной разведки. В качестве подтверждения вредоносных намерений России приводится опубликованный на сайте госзакупок в предыдущем году контракт на поставку в «в/ч №71330» американских справочников из серии «Жёлтые страницы».

15 марта 2019 — «Ночные Новости России» , Россия , #Новости , Путин

«В антироссийском потоке»

Как отмечают эксперты, обвинения в адрес России со стороны Департамента внешней разведки Эстонии логично ложатся в русло свойственного спецслужбам страны русофобского подхода.

«Что полиция безопасности, что внешняя разведка не придумывают ничего нового, но и отказаться от старого не могут, — отмечает Марат Межевич. — Сегодня говорить об угрозах со стороны России для Эстонии стало необходимостью. А внешняя разведка и полиция безопасности Эстонии сами нуждаются в том, чтобы изобретать угрозы. И чем больше они найдут угроз, тем больше будет им выделено денег».

Ранее, в феврале 2019 года, суд в Таллине приговорил к полутора годам лишения свободы за якобы шпионаж в пользу РФ русскоязычного майора оперативного управления Генштаба Дениса Метсаваса и к шести годам его отца Петра Волина, также ранее служившего в эстонской армии.

Весной прошлого года эстонская контрразведка КаПо отчиталась о пяти пойманных русских шпионах и утверждала, что Россия планирует вербовать эстонскую русскоязычную молодёжь и использовать её для «сеяния раздора».

В свою очередь, гендиректор Департамента внешней разведки Эстонии Микк Марран, летом 2018-го выступая в США, рассказал, что спецслужбы страны «установили состоящую из политиков, журналистов, дипломатов, бизнесменов сеть… агентов влияния России». Конкретные имена он отказался называть. А вот замдиректора КаПо Мартин Арпо в феврале 2019 года заявил, что Эстонии угрожает приток «русскоязычной рабочей силы».

Этим высказываниям представителей эстонской власти вторят и политики крайней националистической партии EKRE, которую 11 марта правящая Центристская партия позвала участвовать в правительственной коалиции.

В сентябре 2018 года лидер EKRE Март Хельме заявлял, что русские представляют опасность для Эстонии.

«У нас арестованы около 20 агентов или разведчиков, из которых 14 или 15 были русскими. Если из этого не сделать выводов о том, что национальность является мотивацией, что это дополнительный риск, когда люди, чьи отцы и деды воевали против независимости Эстонии, занимают высокие должности, владеют конфиденциальной информацией, вы в принципе ведёте нас к следующим крупным шпионским катастрофам», — цитирует Sputnik обращение эстонского политика к премьеру Юри Ратасу.

В целом Хельме призвал власти отказаться бороться с неонацистами и сообществами эстонских ветеранов СС и сосредоточиться на борьбе «с раковой опухолью Кремля».

В свою очередь, молодёжное движение EKRE «Синее пробуждение» призвало не принимать неэстонцев на должности, связанные с доступом к гостайне, а на работу в государственных структурах допускать представителей нетитульной национальности лишь после проверки на детекторе лжи.

По словам Михаила Александрова, пока эстонские власти заявляют об опасности, исходящей со стороны России, этнические русские, которые проживают в Эстонии, являются «объектом угроз и реальных враждебных действий».

«Русская община в Эстонии — объект реальной агрессии со стороны эстонского государства», — резюмирует эксперт.

Будь в курсе актуальных событий: vk.com/geopoliticsrussia

«Особый путь» России vs «исключительность» США

Не пора ли России выпрямиться во весь рост и дать понять всему остальному миру, что время шуток прошло?

Если разбудить любого американского ребенка, даже самого маленького, среди ночи и спросить его, в какой стране он живет, ответ будет четким и однозначным: «В самой лучшей, в самой великой!». Этой убежденности, которая передается из поколения в поколение вот уже несколько столетий, можно только позавидовать.

Проработав в Америке много лет и совсем даже не являясь закостенелым русофилом, как это может показаться со стороны, я искренне восхищаюсь этой страной и ее народом, и в том числе его несгибаемой верой в собственное величие. Но, как сказано в далеком прошлом, Amicus Plato, sed magis amica veritas – Платон мне друг, но истина дороже. А откуда она взялась и что лежит в основе этой самой убежденности американцев в «исключительности» своей страны?

Чтобы понять это, надо совершить путешествие во времени и оказаться на борту парусника с лирическим названием «Майский цветок» — «Мэйфлауэр», на борту которого находилось 104 пилигрима, намеревавшихся основать на далеком американском континенте общество нового типа, общество равноправных людей и истинной, протестантской веры, общество, в котором не будет ни королей, ни закостенелых церковных иерархов. Это судно вышло из английского порта Плимут 6 сентября 1620 года, а спустя три с половиной месяца бросило якорь в заливе Массачусетс.

Если до этого за океан перебирались в-основном, мягко говоря, отбросы европейского общества, спасавшиеся таким образом от виселицы или каторги, то они, согласно историкам, стали первой группой, члены которой имели вполне конкретную цель и видение того, чего они хотят добиться в Америке. «Отцы-пилигримы», как они себя называли, обязались оказывать друг другу помощь и взаимовыручку, закрепив эти обещания в так называемом «Мэйфлауэрском договоре», который стал своего рода «конституцией» новой колонии. Уже с первых дней само появления заокеанской цивилизации в противовес Европе как «Старому света», где господствовали феодалы и католическая церковь, стали именовать не иначе как «Новым светом».

Именно от пуритан, по мнению Бурстайна, и идет американская вера в особое предназначение страны. Эту мысль сформулировал спустя десять лет на борту другого направлявшегося в Америку корабля «Арабелла» некто Джон Уинтроп, ставший впоследствии губернатором штата Массачусетс. Пересекая Атлантику в 1630 году, он произнес вошедшую в историю проповедь «Образец христианского милосердия», ставшую программой построения богоизбранного общества на американской земле. По Уинтропу, новое общество должно было стать образцовым воплощением избранными воли Бога, а также оплотом спасительной веры, где найдут пристанище все «блаженные духом». Именно он применил к США библейское пророчество «О граде на холме».

Уинтроп так описал миссию «Нового Света»: «Посему должны мы иметь в виду, что будем подобны городу на холме, — взоры всех народов будут устремлены на нас; и ежели мы обманем ожидания нашего Господа в деле, за которое взялись, мы станем притчей во языцех по всему миру, отверзнув уста врагов, хулящих пути Господни и Его поборников…»

Интересно, что в его проповеди уже тогда содержалось категорическое требование активных действия во имя нового мироустройства.

Мысль божественного предназначения Америки развил Томас Пейн, которого не случайно называют «крестном отцом» США. В своем знаменитом памфлете «Здравый смысл» он заявлял, что «дело Америки — дело всего человечества». Пейн считал, что только американцы борются за свободу от тирании и что их миссия состоит в том, чтобы показать дорогу к счастью всем остальным народам.

Убеждение в «исключительности» Америки сразу легло в основу ее внешнеполитических доктрин, первую из которых сформулировал один из отцов-основателей США Александр Гамильтон в 1787 году незадолго до принятия американской конституции. По его словам, миссия новой нации состоит в том, чтобы создать «великую Американскую Систему, превосходящую объединение всех трансатлантических сил или влияний и способную продиктовать условия отношений между старым и новым миром!»

Позднее убеждение в божественном предназначении Америки было дополнено другой мыслью – уникальностью американцев как нации, в которой смешалась кровь самых разных европейских, азиатских, да и африканских народов. Америка — это гигантский «melting pot» — плавильный котел, говорят они о себе.

Получается, что, как и земля, которая, по убеждению многих, на самом деле плоская, а не круглая, американская убежденность в собственной исключительности стоит на трех китах:

— Америка – самая демократическая страна в мире,

— там живет уникальный «гибридный» народ,

— США и есть тот самый божественный «Град на холме».

Пути господни, как известно, неисповедимы. Но парадокс состоит в том, что «Новый свет» объявил о своей «исключительности» еще при зачатии, то есть почти за полвека до того, как там, собственно, появилось государство, которое мы знаем как Соединенные Штаты Америки. Не правда ли, довольно странно получается – это все равно, что нарекать человеческий зародыш на третьей неделе после оплодотворения вундеркиндом. Но, тем не менее, и до сих пор это принимается за аксиому.

Так, может, все-таки пришло время поставить под сомнение то, что это и есть истина, которая не требует доказательства? Да и вообще, почему, собственно, США? На самом деле Россия имеет куда большее право претендовать на эту самую «исключительность», хотя бы по праву первородства, ибо корни ее государственности уходят куда дальше вглубь веков.

К тому моменту, когда Христофор Колумб только еще собирался в свое вошедшее в историю плавание, она уже была достаточно мощным государством с героической историей. Как справедливо заметил великий русский философ Николай Бердяев, «русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображение всех народов мира».

И тут, естественно, приходит самое время вспомнить о том, что принято именовать не иначе как «особый путь» России. О том, существует ли он и в чем, собственно, состоит, до пены у рта спорили в самой России, да и на Западе, с испокон веков. Не думаю, что есть смысл пересказывать сейчас суть этого диспута, но сам факт, что этот вопрос был поднят и вызвал столько эмоций, фактически и доказывает, что раз есть спор, то, значит, есть и предмет для него.

Даже если просто посмотреть на те постулаты, что обосновывают ту самую американскую «исключительность», то сразу становится понятно, что Россия не только не уступает, но и превосходит США по всем параметрам.

Возьмем, например, тезис об «уникальности» американцев как нации. Хотя мы гордо именуем себя русскими или славянами, но, если вдуматься, то сегодня доля истинно славянской крови в наших венах на самом деле ничтожно мала. Даже если забыть про изначальное кровосмешение в далекие дикие времена, когда различные племена только начали осваивать ту территорию, которую теперь принято называть европейской частью России, то и в более близкие к нашей эре периоды русский народ формировался в единый за счет ассимиляции самых различных наций и народностей.

Немало, мягко говоря, наследили в нашем генофонде азиаты за почти два с половиной века татаро-монгольское ига. И кроме них не «пошалил» только ленивый – и литовцы, и скандинавы, и европейцы, и кавказцы, да и евреи – куда же без них. А великий русский поэт, основоположник русской поэзии, Александр Пушкин, смею напомнить, так и вообще имел африканские корни.

Так что, дорогие американцы, извините, подвиньтесь, но насчет «melting pot» вам до нас очень далеко. Лучше всего, пожалуй, суть русского человека выразил адмирал Николай Краббе, морской министр Российской Империи во второй половине 19 века: «Отец мой был чистокровный финн, мать – молдаванка, сам же я родился в Тифлисе, в армянской его части, но крещён в православие. Стало быть, я – природный русак!»

Что касается «Града на холме», то русские люди со времен крещения Руси искренне верили в то, что они являются богоизбранным народом, которого всевышний ведет сквозь испытания, и в том числе тяжелым климатом, к истинной вере и высоте духа. Даже царей, согласно православной концепции царской власти, именовали не иначе как «наместниками Бога на земле», то есть проводниками его наивысших вечных ценностей.

Так что проповедь Уинтропа, по сути дела, можно назвать своего рода аннотацией российского православного подхода. Генерал-фельдмаршал Христофор Миних, первый министр Российской Империи по военным, гражданским и дипломатическим делам, более трех веков назад написал: «Русское государство обладает тем преимуществом перед другими, что оно управляется непосредственно самим Богом».

А великий пророк, настоятель Андреевского собора в Кронштадте святой Иоанн Кронштадтский справедливо посетовал в свое время: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь: а она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Так что же, если всерьез относиться к библейским пророчествам, то скорее, если и есть тот самый «Град на холме», к которому «потянутся люди», то это — Россия. Иначе, чем объяснить, что столь много самых различных по характеру и происхождению народов на протяжении веков добровольно, подчеркиваю, добровольно, присоединялись к российской империи и просили покровительства и защиты у «наместников бога на земле»?

Что ж, остается только посмотреть на критерий «демократия». По моему глубокому убеждению, в современном мире никогда не было, нет, и не может быть демократии. И это касается не только России, но и всех других стран, включая самые развитые. Надежда первых пилигримов на возможность создания общества равноправных, свободных от принуждения людей – это такая же утопия, как сама «Утопия» Томаса Мора, и столь же иллюзорна, как лозунг великой французской революции «свобода, равенство, братство».

И на самом деле отцы-основатели США это, судя по всему, прекрасно понимали и не очень-то доверяли собственному народу. Достаточно посмотреть на многоступенчатую систему выборов американского президента, в результате которой главой Белого дома становится не тот, за кого проголосовала большая часть населения, а тот, кто сумел собрать наибольшее число выборщиков. Именно так произошло в США на выборах 2016 года, в результате которых президентом стал Дональд Трамп. Как очень точно со свойственным ему сарказмом подметил классик американской литературы Марк Твен, «если бы от выборов что-то зависело, то нам бы не позволили в них участвовать».

Но если американцам все же хочется жить в мире иллюзий, да ради Бога. Это – их неотъемлемое право.

В России же всегда существовала строгая система жесткой центральной власти с явно выраженным единоначалием, как бы не называли человека наверху этой властной пирамиды – боярин, князь, царь, генеральный секретарь ЦК КПСС или президент. Должна ли при этом существовать некая демократичность в избрании власти – ответ однозначный: конечно, должна. Даже в СССР пытались создавать ее видимость.

Так что, если сказать коротко, то Россия имеет куда большее право претендовать на ту самую «исключительность», которую присвоили себе Соединенные Штаты. Уверен, что после этих слов многие, и особенно либералы, захотят забить меня камнями. О каком величии России, заверещат они, можно говорить, когда она по колено завязла в грязи проблем, когда экономика топчется на месте, а её граждане пребывают в нищете и бедности.

Но дело в том, что величие не определяется только сиюминутными конъюнктурными факторами. Великая Россия имеет право так называться по праву рождения, за её полную побед и великих свершений историю, за ее вклад в развитие человечества в области науки и культуры, за ее высочайший моральный дух и способность — прошлую и нынешнюю — отразить нападение любого противника, за ее безграничную территорию, наконец. Все великие страны мира, и в том числе Англия, Германия, Франция, переживали периоды взлёта и падения. Да и возьмите те же США, которые по своему возрасту не годятся России даже в правнуки.

Федор Достоевский, гений которого признан во все мире, очень точно сказал по этому поводу: «Чтоб судить о нравственной силе народа и о том, к чему он способен в будущем, надо брать в соображение не ту степень безобразия, до которого он временно и даже хотя бы и в большинстве своём может унизиться, а надо брать в соображение лишь ту высоту духа, на которую он может подняться, когда придёт тому срок». Ибо безобразие, добавляет автор «Преступления и наказания», «есть несчастье временное, всегда почти зависящее от обстоятельств, предшествовавших и преходящих…»

Так что же мешает России вновь ощутить свое величие, причем не на словах, а на деле – леность, разочарование, уныние или неверие в будущее?

Не пора ли России выпрямиться во весь рост и дать понять всему остальному миру, что время шуток прошло. Больше мы никого уговаривать не собираемся, да и вообще не стоит дразнить «русского медведя». В этой связи у меня возникает один большой вопрос, — а от него и много мелких, — к нашему министерству иностранных дел. При всем уважении к Сергею Лаврову давно уже хочу спросить: «Сергей Викторович, скажите честно, а вам не надоело все время обороняться или, по-русски говоря, отбрехиваться из окопа, в который нас успешно загнали?»

Почему Тель-Авив после того, как в Киеве в аэропорту задержали на несколько часов по непонятным причинам 70 израильтян, на следующий день показательно подверг такой же «экзекуции» 140 украинцев в своем аэропорту? И что интересно, весь мир воспринял это как должное. Почему Пекин после ареста в Канаде финансового директора Хуавэй тут же посадил за решетку нескольких канадцев, да еще и, по-моему, пару американцев до кучи? И опять все промолчали.

А почему наших журналистов останавливают для допроса то в американском аэропорту, то в европейском, а мы это проглатываем? Почему американские спецслужбы позволяют себе вытаскивать наших граждан с пляжей и гостиничных номеров и депортировать их в США? И это опять же остается без ответа. Почему, наконец, нашу гражданку удерживают уже год в Англии и даже не пускают к ней российских дипломатов? Так и дальше будем это терпеть безропотно?

И таких недетских «почему» можно задать очень много. Я понимаю, что все мы воспитаны на Толстом, но это не значит, что мы должны так уж слепо следовать его завету о «непротивлении злу». Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую. А как насчет другой русской «философии», выстраданной веками – око за око, зуб за зуб!?

Мы так наивно хотим быть белыми и пушистыми, но в наше жестокое время такое стремление воспринимается как слабость. А слабых не уважают. А если не понимают по-хорошему, значит, надо разговаривать по-другому. Хуже уже не будет. С чего-то надо начинать, если мы действительно хотим вернуть России ее заслуженное величие.

Иногда создается такое впечатление, что кто-то намеренно пытается лишить Россию ее индивидуальности, замазать черной краской всю ее историю, обрубить память народа, превратив его в безликое стадо. Но об этом в следующей, третьей части – «Ученых много — умных мало»

Михаил Беглов

http://www.iarex.ru/articles/6…

От экономики промышленного производства в РСФСР к экономике услуг в современной России(многА букОв)

Промышленное производство в СССР. Основным показателем экономического развития страны являлись объемы и темпы роста производства промышленной продукции гражданскими и оборонными отраслями в стоимостном и натуральном исчислении. И промышленность и наука и образование в СССР были нацелены государством на решение этой стратегической задачи, что обеспечило, например, в РСФСР, двадцатикратное увеличение объемов промышленного производства за 35 лет с 1945 по 1980 год. Такие темпы промышленного роста сохранялись в СССР до 1990 года, в котором предприятиями промышленности было произведено, например, более 3,7 млн бытовых холодильников, около 5.5 млн стиральных машин и более 10 млн телевизоров. По объему выпуска телевизоров СССР занимал четвертое место в мире, а обеспеченность на 100 семей холодильниками составляла для городского населения 101%, для сельского — 82%. В 1990 году машиностроительными предприятиями РСФСР было произведено более 600 тыс. грузовиков, 200 тыс. тракторов, около 80 тыс. металлорежущих станков и более 16 тыс. штук станков с числовым программным управлением.

Предприятиями радиоэлектронной отрасли СССР к 1991 году было произведено около 1 млн персональных компьютеров, в числе которых более 500 тыс. персональных учебных компьютеров и более 160 тыс. бытовых компьютеров БК (Бытовой компьютер). До 1991 года каждый четвертый гражданский магистральный самолет в мире производился в Авиапроме СССР, численность которого составляла в 1990 году 1,5 млн человек.

Существенно важно, что производство промышленной продукции в СССР было нацелено прежде всего на удовлетворение потребностей внутреннего рынка, обеспечение обороноспособности страны и создание значительного количества рабочих мест. Так, например, в 1990 году численность промышленно-производственного персонала в РСФСР составляла 23,1 млн человек.

Соответственно, система образования в СССР была нацелена на подготовку специалистов, способных создавать новые промышленные изделия и технологии их серийного производства, а также необходимую для этого производственную инфраструктуру.

В России промышленность производит деньги для акционеров, а не промышленную продукцию.

Либеральные рыночные реформы 90-х годов принципиально изменили целеполагание унаследованных от СССР промышленности, науки и образования. В новых экономических условиях каждое предприятие всех трех компонент этой ранее единой триады, без какой-либо помощи государства, должно было конкурировать прежде всего на внешних, а не внутренних, промышленном, научном и образовательном рынках, а главным критерием его успеха являлась полученная прибыль. При этом получение прибыли для промышленного предприятия не обусловливалось ни необходимостью производства промышленной продукции, ни тем более ростом объемов ее производства [5, 6]. В новых экономических условиях главная цель отечественного бизнеса – зарабатывать деньги для акционеров, поэтому и промышленное предприятие прежде всего должно было производить деньги для акционеров, а не промышленную продукцию. Такой бизнес не мотивирован ни на расширение объемов производства промышленной продукции, ни на создание новых продуктов с высокой добавленной стоимостью, поскольку это требует значительных инвестиций и может привести к снижению прибыли акционеров. Поскольку к 1997 году негосударственные предприятия составляли 95,6% от общего числа предприятий и давали 89,6% всей производимой промышленной продукции, то объем этой продукции не мог не сократиться.

Действительно, уже к 1998 году в стоимостном исчислении объемы производства промышленной продукции в России снизились в 2,25 раза, по сравнению с 1990 годом. При этом, в натуральном исчислении объем производства стиральных машин сократился более чем в 7 раз, телевизоров в 4,6 раза, бытовых холодильников в 3,6 раза, грузовых автомобилей в 5 раз, грузовиков с дизельным двигателем в 7 раз, тракторов более чем в 20 раз, металлорежущих станков более чем в 30 раз, а станков с числовым программным управлением в 167 раз. Либерализация государством внешней торговли в условиях такого дефицита промышленной продукции на внутреннем рынке страны неизбежно привела к замещению, частичному или полному, на этом рынке промышленных изделий отечественных производителей аналогичной продукцией крупных зарубежных компаний. Например, в 2006 г. в России было произведено 1,178 млн легковых автомобилей, а импортировано – 1 млн 52 тыс. на сумму 12,7 млрд долларов США. Импорт металлорежущих станков составил в 2000 г. – 15,6 тыс. штук, в 2004 г. – 190 тыс. штук, в 2006г. – 315 тыс. штук, в 2013 г. в России было произведено всего 2,9 тыс. металлорежущих станков, а импортировано почти в 300 раз больше — 845 тыс., общей стоимостью более 1 млрд долл. В 2006 году в России импорт грузовых автомобилей составил 63,4 тыс. штук на сумму 1,5 млрд долл, а экспорт – 51,8 тыс. штук на сумму 0,6 млрд долл. В 2014 году в России было произведено 154 тыс. грузовых автомобилей, а импортировано 61 тыс. штук на 2,1 млрд долл.

Услуги по продаже, обслуживанию, ремонту и эксплуатации этой продукции зарубежных компаний обеспечивали аффилированные с ними российские сервисные компании категории малого и среднего бизнеса. В результате, на внутреннем рынке труда России стали востребованы не специалисты, способные создавать и производить промышленную продукцию, а специалисты по продажам, обслуживанию и использованию промышленной продукции крупных зарубежных компаний. Как следствие, численность промышленно-производственного персонала в России сократилась с 23,1 млн человек в 1990 году до 12,8 млн человек в 2004 году, то есть, почти в два раза. Соответственно и система образования, унаследованная от СССР, была переориентирована на подготовку специалистов по продажам, использованию и обслуживанию промышленной продукции крупных зарубежных компаний.

В результате реформ в России экономика промышленного производства замещается на «экономику услуг».

Таким образом, в результате либеральных экономических реформ были созданы необходимые предпосылки для формирования в России «экономики услуг», суть которой не в производстве промышленной продукции, а оказании услуг на ее основе, независимо от того, где и кем эта продукция произведена.

Весомый вклад в формирование «экономики услуг» внесло создание в России с начала 2000-х годов сборочных заводов крупных зарубежных промышленных компаний, в том числе производящих легковые автомобили, бытовую технику и радиоэлектронику. Вклад в экономику России этих сборочных предприятий, ограничивался только платежами за аренду или покупку земельного участка, электроэнергию, поставки материалов (металл, пластик), налогами на прибыль и добавленную стоимость, таможенными платежами, а также заработной платой российского персонала. О масштабах этих платежей, свидетельствуют, например, открытые данные, которые можно найти на авторитетном портале портале «За честный бизнес». (Портал ЗАЧЕСТНЫЙБИЗНЕС в 2017 году был награжден Правительством РФ как «Лучший проект, популяризирующий открытые данные»). Согласно данным портала в 2017 г. ООО «Тойота мотор» и ООО «Самсунг электроникс Рус Калуга» выплатили России в качестве налога на прибыль 1,8 млрд руб. и 1,5 млрд при выручке 271 млрд руб. и 54 млрд руб. соответственно.

Собственно, основная цель создания этих сборочных заводов состояла в том, чтобы увеличить объемы продаж в России продукции крупных зарубежных промышленных компаний и тем самым увеличить прибыль их акционеров, а не в том, чтобы увеличить объемы производства промышленной продукции российскими предприятиями. Действительно, производство, например, легковых автомобилей, телевизоров, стиральных машин этих компаний в России с бόльшим уровнем локализации обеспечило бы заметное снижение их продажной цены, по сравнению с ценой импортируемых аналогов, произведенных за рубежом, за счет снижения таможенных и других видов платежей в российский бюджет. Снижение продажной цены на эту продукцию сделало бы ее доступной для большего числа потребителей в России, и, в конечном счете, стимулировало бы рост объема продаж, но не прибыли акционеров.

Значит, замещение агрегатов и узлов с высокой добавленной стоимостью в продукции этих сборочных заводов на российские аналоги, производимые на российских заводах, оказывается затруднительным, поскольку это, очевидно, приведет к уменьшению прибыли акционеров.

В результате формирования в России «экономики услуг» к 2006 году даже крупнейшие промышленные компании России по объему продаж многократно отставали от своих конкурентов: нефтедобыча – в 14 раз, металлургия – в 19 раз, химия – в 20 раз, автомобилестроение — в 44 раза. Численность работающих в Авиапроме сократилась к 2004 г. в три раза по сравнению с 1990г. и составила 0,5 млн человек. Годовой объем гражданского сегмента авиационной отрасли стал ничтожно малым – около 70 млн долл., но, что самое главное — из 96 магистральных самолетов приобретенных отечественными авиаперевозчиками с 2002 по 2005 год – 76 иностранного производства. То есть, на внутреннем гражданском авиационном рынке, точно так же, как и на внутренних рынках бытовой, автомобильной и радиоэлектронной техники, продукция отечественных производителей на протяжении многих лет систематически замещалась аналогичными изделиями крупных зарубежных компаний, таких как BOEING и AIRBUS. Итог впечатляет: по данным замглавы Минтранса Валерия Окулова, на начало 2017 года российский парк воздушных судов насчитывал 579 магистральных самолетов, из которых 494 — иностранного производства со средним возрастом 11 лет. Услуги по обслуживанию и ремонту самолетов этих зарубежных компаний обеспечивали аффилированная с ними сеть российских коммерческих компаний, а услуги по перевозке пассажиров – компании-авиаперевозчики.

В 2016 году, также как и в 2006 крупнейшие промышленные компании реального сектора экономики страны по объему продаж и числу рабочих мест многократно отставали от своих зарубежных конкурентов. Действительно, в 2015 году суммарный объем продаж автомобильных компаний ОАО «КАМАЗ» и ОАО «АвтоВАЗ» составил около 274 млрд руб., при общей численности персонала 80 тыс. человек.

В том же году объем продаж компании Daimler составил около € 130 млрд при общей численности работающих 280 тыс. человек, то есть больше по объему продаж, чем оборот и численность двух российских компаний соответственно в 30 раз (курс 1 €=70 руб.) и 3.5 раза.

В 2015 году оборот ПАО «Объединенная авиастроительная компания» (ОАК) составил около 6 млрд долл., а компании BOEING – 96 млрд долл., то есть в 16 раз больше. В 2014 году ОАК поставила заказчикам 37 гражданских самолетов, а BOEING – 648, то есть в 17,5 раз больше.

Вместе с тем один из лидеров мирового нефтегазового рынка российская компания ЛУКОЙЛ обеспечила в 2017 году добычу 91 млн тонн сырой нефти и произвела 63 млн. тонн нефтепродуктов, выручка от продаж которых составила 87 млрд долл. То есть именно отчисления нефтегазовых компаний в бюджет государства от экспорта энергоносителей являются фундаментом «экономики услуг» в России. Действительно, если в 1990 году СССР экспортировал 27,8% от всей добытой нефти, то в 1995 году объем экспорта нефти России составил уже 56,2% от всей добытой нефти, в 2000г. ¬¬– 63.9%, в 2005 – 74.4%, в 2010 – 78.9%, в 2011 – 77.2%, в 2013 – 74.4%, в 2014 – 74%.

Из этого следует, что в условиях «экономики услуг» объемы государственной поддержки промышленности, науки и образования, культуры и социальной сферы России определялись, определяются и будут определяться исключительно объемами отчислений в государственный бюджет нефтегазовых и сырьевых компаний, но не отчислениями предприятий реального сектора экономики. Именно такое будущее российской экономики видят идеологи либеральных реформ ГУ –ВШЭ и РАНХ ГС в опубликованном в 2012 году докладе «СТРАТЕГИЯ–2020», разработанном с привлечением более 1000 экспертов по поручению Правительства РФ. В этом документе декларируется, что основу экономики России должны составлять сервисные, средние и низкотехнологичные отрасли.

Инновационная система «экономика услуг» России, также как и бизнес, нацелены на зарабатывание денег для акционеров и клиентов, а не на обеспечение роста объемов производства высокотехнологичной продукции.

Действительно, в 2003 году доля российских что компаний в общемировых объемах экспорта высокотехнологичной продукции гражданского назначения составила 0,45%, а в 2008 только 0,25%, что несравненно меньше доли Китая -16,3% и США -13.5%. При этом внутренние затраты на исследования и разработки в России за десять лет с 1999 по 2009 гг. увеличилась более чем в два раза, и по объему этих затрат наша страна входила в десятку ведущих стран мира.

Через восемь лет в 2016 г., доля России в общемировом экспорте высокотехнологичных товаров составляла всего 0,4%, хотя ассигнования на НИР и НИОКР из государственного бюджета, по абсолютным показателям, были одними из самых больших в мире.

К числу основных причин такого положения дел относится то, что критерием успеха инновационной деятельности предприятия является не рост объемов производства высокотехнологичной продукции, а доля внутренних затрат на исследования и разработки, доля инновационной продукции в общем объеме продаж и сальдо экспорта–импорта технологий. Более того, к инновационной деятельности отнесены работы по экономии затрат при производстве и сбыте продукции или создания условий для такой экономии. В результате таких инноваций увеличивается прибыль предприятия, и, конечно акционеров, но не создается новый продукт с более высокой добавленной стоимостью.

Другой, существенно важной причиной является фактическая направленность НИОКР только на создание экспериментальных образцов, вообще говоря, без ограничений на использование заемных комплектующих и технологий, при том, что соотношение затрат на создание экспериментального, опытного и серийного образцов составляет 1:10:100. Для коммерциализации результатов таких НИОКР, а точнее для финансирования работ по созданию серийных образцов, технологии и технологической базы серийного производства, в 2006 – 2010 гг. на основе государственного финансирования были созданы такие институты развития как ОАО «РВК» и ОАО «РОСНАНО». Целью деятельности этих институтов, согласно их уставам, являлось содействие государственной политике в сферах развития инновационной индустрии, создания и развития наноиндустрии, финансированию инвестиционных проектов, то есть создание условий для разработки новых технологий, но не создание этих технологий. К числу основных целей деятельности этих институтов, согласно их уставам, относится также извлечение прибыли, в том числе и за счет операций с ценными бумагами и размещения денежных средств на депозитах. Достаточно очевидно, что финансовые риски при коммерциализации результатов НИОКР существенно выше, чем при операциях с ценными бумагами и размещением денежных средств на депозитах. Поэтому эти институты не могли не превратиться в финансовые компании, с минимальными рисками, первоочередная цель которых – получение прибыли для акционеров и клиентов. Разумеется, те же первоочередные цели имеют и создаваемые и поддерживаемые этими институтами развития малые и средние предприятия. То есть, и сами институты, и эти предприятия в рамках либерального экономического курса не могли не быть нацелены прежде всего на финансовый, а не технологический результат.

Цель системы образования «экономики услуг» – подготовка потребителей и пользователей массовой промышленной продукции компаний-лидеров глобальных мировых рынков, а вовсе не подготовка кадров для промышленности науки и образования России.

Основные положения и методы формирования новой системы образования России изложены в докладе ГУ ВШЭ 2007 г. (далее доклад 2007), и экспертном докладе ГУ ВШЭ и ЦСР 2018 г. (далее Доклад 2018). Идеологической основой Доклада 2018 является документ «Будущее образование: Глобальная повестка».

Действительно, в этом документе объемом около двухсот страниц изложены основные положения построения глобальной образовательной системы, как основы нового «не распакованного» рынка образования на многие миллиарды долларов . Контуры такой глобальной образовательной системы пока, в основном, сосредоточены в США, а инициаторами и движителями построения такой образовательной системы уже являются такие отрасли, как информационные технологии, медицина и финансы, в которых мировыми лидерами являются также компании США. Основная экономическая цель ее создания – глобальная подготовка потребителей массовой промышленной продукции этих компаний, которые являются лидерами по объемам производства на сегодняшних глобальных рынках информационных технологий, медицины и финансов.

Именно эта образовательная система, по мнению авторов Доклада 2018, является растущей отраслью экономики сопоставимой с нефтяной отраслью, которая должна «стать ключевым фактором роста благосостояния страны и каждого человека во второй четверти XXI века». Очевидно, что эта система будет формировать активных носителей идеологии импортозависимости России. И прежде всего в области микроэлектроники, радиоэлектроники и цифровых технологий.

Но у реформы образования, рекламируемой в документе, есть и политическое измерение, которое авторами документа отчетливо осознается – проблема возникновения «образовательного империализма». Так «де факто, малое число игроков, одновременно вовлекая огромное количество студентов, начинает транслировать (внутри курсов, программ, методов промежуточной и итоговой оценки) стандарты, принципы и ценности, связанные с очень узкой группой провайдеров. Для ряда национальных правительств это потенциальный риск, связанный с потерей над собственной национальной повесткой. Тому, что онлайн-образование будет использоваться в качестве инструмента политического давления, уже есть подтверждения – Госдепартамент США помимо экономических и политических санкций для давления на «государства-изгои» (такие как Куба, Иран и Судан) запрещает их гражданам проходить курсы в американских онлайн университетах».

То есть, даже оставив в стороне такие вопросы национальной безопасности, как опасности создания каналов трансляции в Россию внешних систем ценностей, авторы доклада сознательно предлагают создавать систему образования, уязвимую для санкционного давления извне на чисто техническом уровне.

За последние двадцать пять лет в России выросло уже целое поколение людей, которое и в образовательной системе (школа, ВУЗ) и в домашнем хозяйстве использовали радиоэлектронные устройства производства только зарубежных, но не отечественных производителей. Именно в этом и состоит первопричина импортозависимости страны – она в головах российских людей, которым уже более четверти века доступны для использования и на работе и в быту только зарубежные радиоэлектроника и цифровые технологии. Этот человеческий фактор – не что иное, как реальная угроза утраты экономического, технологического, а затем и политического, суверенитета России, который пока не осознан ни обществом, ни государством. В рамках либеральной «экономики услуг» эта угроза не устранима, а формирование в России в этих условиях цифровой экономики услуг и соответствующей системы образования означает полную утрату каких – либо надежд на восстановление экономически и социально значимых высокотехнологических промышленных производств, в том числе и полупроводниковой и радиоэлектронной отраслей России. То есть утрату, в конечном счете, экономического, технологического и политического суверенитета страны.

Основа крупнейших экономик мира – производство промышленной продукции, а не услуги на ее основе.

Объективной оценкой конкурентоспособности и технологического лидерства компании на глобальных массовых рынках товарной продукции являются годовые объемы производимой товарной продукции в стоимостном и натуральном исчислении. Лидеры мировых глобальных массовых рынков производят многие миллионы единиц товарной продукции, выручка от продаж которой составляет десятки и сотни миллиардов долларов, обеспечивая при этом сотни тысяч рабочих мест. Действительно, число произведенных автомобилей, выручка от продаж и численность работающих трех компаний – лидеров глобального массового мирового автомобильного рынка в 2017 г. составили соответственно: FORD MOTORS (США) – 6,2 млн штук, $156 млрд, 202 тыс. человек, VOLKSWAGEN (Германия) – 6,5 млн штук, $240 млрд, 626 тыс. человек, TOYOTA MOTOR (Япония) – 8,5 млн штук, $254 млрд, 364 тыс. человек (Fortune Global 500).

Лидер глобального массового полупроводникового рынка, компания INTEL (США) в 2017 г. произвела 8,4 млн кремниевых пластин с сотнями миллионов полупроводниковых изделий, выручка от продаж которых составила 63 млрд. долл. В целом полупроводниковая отрасль США контролирует 50% этого глобального рынка емкостью около $350 млрд. и обеспечивает 250 тыс. рабочих мест внутри отрасли и еще 1 млн. мест в других отраслях экономики.

Эта отрасль является основным создателем модели товарного производства короткоживущих (1-3 года) высокотехнологичных товаров массового спроса, которая основана на стратегии «двойного сокращения». То есть, сокращения времени жизни производимого продукта и сроков разработки нового продукта, а также принуждение потребителя к приобретению нового продукта взамен старого. Эта модель обеспечила беспрецедентно высокие темпы повышения производительности и снижения себестоимости полупроводников, что стимулировало процесс перехода на эту модель производителей таких товаров массового спроса, как бытовая электроника, холодильники, стиральные машины, автомобили и т.д.

Объемы отчислений компаний–лидеров глобальных массовых рынков промышленной продукции в государственный бюджет, фонды оплаты труда и развития компании, в конечном счете, и определяют, как высокий уровень жизни отдельного человека, так и высокий уровень социально-экономического развития страны.

Необходимое условие вхождения России в пятерку крупнейших экономик мира – возврат к экономике промышленного производства на основе диверсификации производства на предприятиях оборонно – промышленного комплекса страны.

В настоящее время Россия располагает компаниями, которые конкурентоспособны и входят в число технологических лидеров на глобальных сырьевых мировых рынках (нефть, газ, алюминий и т.д.), но не располагает компаниями, которые конкурентоспособны и являются технологическими лидерами на глобальных массовых рынках высокотехнологичной товарной продукции, такой, как полупроводники, радиоэлектроника, автомобили, бытовая техника и т.д. То есть, в России нет экономически и социально значимых компаний, деятельность которых основана на стратегии «двойного сокращения». Более того, как следует из вышеизложенного, в условиях либерального экономического курса и «экономики услуг» такие компании и не могли возникнуть.

Отсутствие таких компаний в России – это, конечно, угрозы связанные с ускоренной разработкой и внедрением в США технологий «Интернет вещей», но с другой стороны – это возможность для России сформировать принципиально менее ресурсноемкую и энергоемкую экономику промышленного производства, чем, например, подходящую к серьезным ресурсным ограничениям экономику полупроводниковой промышленности. Так, например, проектируемая сегодня полупроводниковая фабрика компании TSMC для выпуска изделий с проектными нормами 3 нм, будет потреблять 50 тыс. тонн воды в сутки и требует подведения 700 Мвт электромощностей. Отказ от развития производства «короткоживущих» изделий в пользу производства долговременно эксплуатируемых изделий, это еще и уход от проблем, связанных с утилизацией стремительно растущей массы выведенных из эксплуатации автомобилей, телевизоров, сматфонов и т.д.

Основой для формирования такой экономики промышленного производства долговременно эксплуатируемых изделий являются предприятия оборонно-промышленного комплекса России. Действительно, Россия остается одним из крупнейших экспортеров оружия, на долю которого в 2016 году приходилось 23% всех экспортных поставок вооружения. В рейтинге ТОП-100 производителей оружия еженедельника Defense News 2016 года – шесть российских компаний производителей оружия. Все эти российские компании, конкурентоспособные на глобальном мировом рынке вооружений, производят серийные (но не массовые), ремонтопригодные высокотехнологичные комплексы, с длительным периодом эксплуатации (15-25 лет и более) и возможностью модернизации. России принадлежит значимая доля мирового рынка атомных электростанций, которые также относятся к категории долгоживущих ремонтопригодных высокотехнологичных промышленных изделий.

То есть в России существуют экономически и социально значимые компании, которые владеют технологиями проектирования и производства долгоживущих высокотехнологичных изделий, но не владеют технологиями проектирования и производства массовых короткоживущих высокотехнологичных изделий, на основе стратегии «двойного сокращения».

Диверсификация производства этих компаний с целью выпуска промышленной продукции прежде всего для внутреннего потребительского рынка создаст реальную основу для вывода экономики страны из «серьезной застойной ямы» и вхождения России в пятерку крупнейших экономик мира и, что не менее важно, парирования еще не осознанных руководством страны и обществом угроз, связанных с ускоренной разработкой и внедрением в США технологии «Интернет вещей». При засилье импортной техники и в быту и на производстве развитие «интернета вещей» откроет возможности внешнего санкционного давления не на отдельные предприятия и отдельных предпринимателей Росии, а на все население и всю промышленность России. Конечно, при условии отказа от либеральной модели «экономики услуг» и возврата к модели экономики промышленного производства.

Двенадцать национальных проектов Правительства РФ обеспечат рост «экономики услуг», но не экономики промышленного производства.

Действительно, на 10-м Гайдаровском форуме мэр Москвы С. Собянин отметил, что в Москве доля промышленности уменьшается, а доля услуг (IT – сектора, финансового сектора и туризма) увеличивается, и что это мировой тренд. Также он отметил, что нацпроекты будут ежегодно добавлять в региональные бюджеты по 500 млрд. руб., что позволит предоставлять жителям новые услуги [Аргументы и факты №4, 2019 г.]. В нацпроекте «Сотрудничество и экспорт» планируется обеспечить достижение объема экспорта услуг из России в размере 100 млрд долл. в год.

Правительство ожидает, что крупные госвложения в нацпроекты (около 25 трлн руб.) станут стимулом для пробуждения инвестиционной активности частного бизнеса. В результате чего рост экономики и доходов граждан ускорится [Аргументы и факты №4, 2019 г.]. Конечно, такие нацпроекты как «Жилье и городская среда», «Автодороги» и «Магистральная инфраструктура», безусловно будут пробуждать активность российского частного бизнеса, цель которого зарабатывать деньги для акционеров и клиентов, и это, конечно, обеспечит рост «экономики услуг», но не экономики промышленного производства. Грубо говоря, в «экономике услуг» национальные проекты типа «Автодороги» будут финансировать зарубежное промышленное производство, а не отечественное.

Действительно, реализация упомянутых выше нацпроектов связана с выполнением большого объема строительных и дорожных работ с применением больших машин, выполняющих наиболее трудоемкие работы при выемке, перемещении и планировке грунта, подъеме тяжестей и т.д. Таких как экскаваторы, бульдозеры, автогрейдеры, тракторы, башенные краны, краны на автомобильном ходу. Однако, в результате реформ в этой машиностроительной подотрасли произошло обвальное свертывание и производства, и конструкторских разработок. Действительно, если до 1990 года в год выпускалось 25-27 тыс. экскаваторов, то в 1999 – 2.6 тыс., в 2010 — 2.1 тыс., 2014 — 1.9 тыс. К середине 1980-х годовой объем выпуска башенных кранов был доведен до 2.5 тыс. В 1996-1999 гг. их производство было практически прекращено. В 2000 году было выпущено 36 башенных кранов, в 2009 – 38, в 2012 – 152, в 2014 – 261, то есть, почти в десять раз меньше чем в 1990 году. Производство тракторов за годы реформирования снизилось в 30 раз, в 1990 году было произведено 213.6 тыс. машин, в 2014 – 7.2 тыс. Аналогичным образом снизились объемы производства бульдозеров, автогрейдеров и кранов на автомобильном ходу.

При таком уровне деградации этой машиностроительной подотрасли трудно ожидать, что, отечественный бизнес, для которого критериями успеха являются конкурентоспособность и прибыль для акционеров и клиентов, будет закупать продукцию у предприятий этой отрасли. Тем более, что дефицит дорожных и строительных машин на внутреннем рынке все эти годы компенсировался импортом. Так, например, импорт экскаваторов составил в 2010 году – 13 тыс. машин, в 2011 – 49.5 тыс., в 2012 – 34.8 тыс. Другими словами, эти нацпроекты будут реализованы, в основном, на базе строительной и дорожной техники, также закупленной по импорту. Это безусловно обеспечит рост «экономики услуг», но не рост объемов производства отечественного машиностроения. По аналогичным причинам на основе импортной электронной техники будут реализованы и нацпроекты «Образование» и «Цифровая экономика», что также обеспечит рост «экономики услуг», но не рост объемов производства отечественных полупроводников и электронной техники на их основе[17]. То есть, нацпроекты не стимулируют активность предприятий высокотехнологичных машиностроительной и радиоэлектронной отраслей России, что полностью соответствует тезису ГУ-ВШЭ и РАНХ ГС, явно сформулированному в докладе «СТРАТЕГИЯ-2020», о том, что основу экономики России должны составлять сервисные, средние и низкотехнологичные отрасли.

Однако, следование этому тезису ставит под сомнение, как возможность вывода экономики страны из «серьезной застойной ямы», так и достижение годовых объемов экспорта продукции машиностроения в размере 50 млрд долл. в рамках нацпроекта «Сотрудничество и экспорт».

Модель реализации государственной программы вооружения как основа реализации нацпроектов.

В ведущихся в СМИ и различных дискуссионных площадках обсуждениях о путях развития экономики России, недостаточно принимается во внимание тот факт, что в России успешно прошла апробацию модель управления высокотехнологичной отраслью, которая обеспечила, даже в стеснительных рамках «экономики услуг», производство высокотехнологичной продукции – систем вооружения и военной техники, причем в заданные сроки, и в запланированных в натуральном и стоимостном исчислении объемах.

Основные составляющие этой модели – государственная программа вооружения (ГПВ), которая определила номенклатуру и объемы производства продукции и Военно-промышленная комиссия (ВПК), которая обеспечивала управление реализацией ГПВ, а также, что существенно важно, выполняемый на практике абсолютный запрет на закупку систем вооружения за рубежом. В результате, как уже отмечалось выше, Россия остается одним из крупнейших экспортеров оружия на долю которого в 2016 году приходилось 23% всех экспортных поставок вооружения. Поэтому имеются все основания полагать, что реализация на основе этой модели нацпроектов, даже в условиях «экономики «услуг», обеспечит реальный рост производства высокотехнологичной гражданской промышленной продукции и выведет экономику страны из «серьезной застойной ямы», но, конечно, не обеспечит вхождение в пятерку крупнейших экономик мира. Для выполнения последней цели необходим отказ от ориентации на «экономику услуг», явно продекларированный верхними эшелонами власти и неуклонно проведенный в жизнь всеми уровнями исполнительной, законодательной и судебной власти РФ.

Бетелин В. В.

ассенизатор

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Войти
©2014-2017 Новости N. При копировании материалов ссылка на источник обязательна. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии. Ответственность за содержание и достоверность рекламы несет рекламодатель. По всем вопросам Вы можете связаться с редакцией через раздел Контакты