17 июня 1995 года я, тогда ещё старший лейтенант Сергей Милицкий, в составе групп «Альфа» принимал участие в освобождении заложников, захваченных боевиками в больнице города Будённовска.

С того времени, когда произошли эти страшные события прошло почти 24 года. Вспоминая и анализируя те дни, с чем – то я соглашаюсь, а многое и по сей день вызывает протест.
В этом рассказе я хочу поведать о тех событиях глазами очевидца и непосредственного участника, тогда ещё молодого старшего лейтенанта группы специального назначения «Альфа». Весь мой опыт службы в данном подразделении, а в последующем и в других спецподразделениях органов безопасности, говорит о том, что точно воссоздать порядок своих действий при выполнении боевой задачи, может только солдат с очень хорошей подготовкой.

В то время мне было двадцать шесть лет и в «Альфе» я уже служил 4 года, однако в реальном бою ни разу участвовать не приходилось, хотя и успел побывать в различных переделках. В этот день планировали с товарищами мероприятие с шашлыком, но вместо этого по тревоге нас всех собрали в аэропорту и сообщили, что на Северном Кавказе боевики захватили один из городов. В полёте, после того, как заправил свой пулемёт ПК лентами, заснул.

В Будённовске приземлились 15 июня и после всех подготовительных мероприятий стали готовиться к штурму, хотя всерьёз в это никто не верил. Вечером 16 – го июня легли спать, а утром, ещё затемно, нас подняли для штурма. Помню спокойствие, с которым собирались. Кто – то из ребят предложил выпить «наркомовских», но я пить не стал. Хотел оставить свои наручные часы, чтобы в случае – чего передали сыну, но потом передумал, сказал, что подарю ему сам.

Первое, что бросилось мне тогда в глаза на построении, когда озвучивали боевую задачу, то, что у бойцов — штурмовиков, помимо автоматического оружия, были гранатомёты и ручные гранаты.
До места нас доставили на транспорте, дальше двигались пешком с идущим впереди головным дозором. Первые выстрелы мы услышали, не доходя до больницы. Огонь вёлся по ближайшему к нам зданию, где находилось подразделение п — ка Михайлова А.В. По нему и вели огонь боевики.
Я шёл за своим командиром, полковником Дёминым Ю.В. В нашу задачу входило выйти к корпусу больницы, пройдя гаражи со стороны пищевого блока. Будучи уверен в своём командире, я особо и не вникал в поставленную задачу, всецело полагаясь на его боевой опыт.

С Сергеем Савчуком мы прорезали сетки ограждения, вышли к гаражам и добежали до одноэтажного здания больничного пищеблока. Через некоторое в нашей группе появились первые раненые. Федор Литвинчук получил пулевое ранение в ногу, однако плотный обстрел боевиками его местонахождения лишал возможности вытащить его. К корпусу мы подошли впятером: полковник Демин Ю., Савчук С., Корольков В., Христофоров А. и я.

Мне показалось, что рассвело довольно быстро. Бой разгорался. Появился ещё один раненый в руку, Володя Соловов, который вёл бой один, прикрывая движение нашей группы. До него было не более трёх десятков метров. Ещё с училища я твёрдо запомнил, что всегда должны быть с собой дымовые шашки, без которых не создать дымовой завесы в случае ранения для того, чтобы тебя могли вытащить. Но в этом случае они не помогли, огонь был настолько плотный, что подойти к Володе не было никакой возможности.

В нашу задачу входила стрельба по зданию больницы, что должно было отвлечь часть боевиков от бойцов — штурмовиков. Задача отвлечения на себя внимания боевиков не представляла особой сложности и была выполнена практически сразу, так как после первых наших выстрелов по зданию наша группа была обнаружена и по нам открыли ураганный огонь. Первая задача была выполнена, то есть часть боевиков была отвлечена нашей группой.

С выполнением следующего пункта боевого задания возникли некоторые сложности. Надо было открыть закрытую изнутри дверь в здание, но её укрепили настолько хорошо, что даже огонь моего ПК не помог. Однако мы продолжали упорно штурмовать дверь, что всерьёз обеспокоило боевиков, которые стали усиленно нас обстреливать со всех этажей здания снизу и сверху.
Наша группа находилась в мертвой зоне и это нас спасало от ураганного огня, который всё увеличивался. Во время очередной моей попытки открыть огонь я получил небольшое ранение в бедро. Горячая пуля прошла рикошетом, обожгла рану и, тем самым, остановила кровь. Я не чувствовал боли.

Наибольшую опасность для нашей группы представляли верхние этажи, с которых нас могли закидать гранатами. Поэтому по нашей просьбе в это поле были выдвинуты снайпера, которые обеспечили нашу безопасность от неприятностей сверху. Наш командир Дёмин Ю.В. бросил буквально над нашими головами гранату в окно верхнего этажа, с которого нас обстреливали и огонь прекратился.

Неожиданно для нас вокруг стали рваться гранаты, но не сверху, а сбоку. В глаз что – то попало. Юрий Викторович стал меня осматривать. Его взгляда я никогда не забуду. Меня стали перевязывать даже не снимая каски. Гранатомётчики боевиков усилили свою активность. И хотя мы прижались к стене, осколки получали все, но спасали бронежилеты. В какой – то момент я почувствовал такой удар в правую руку, что её подбросило. Мне показалось, что руку оторвало, но попробовав пошевелить пальцами, понял, что рука на месте.

Огонь боевиков был довольно плотный, но, тем не менее, необходимо было уходить. Перед нами находилась всего пара десятков метров обстреливаемой зоны, которую следовало преодолеть. Последовала команда командира, мы побежали настолько быстро, насколько можно бежать под пулями, летящими вслед. Однако пули летят ещё быстрее и последние метра четыре несколько пулевых ударов по бронежилетам Христофорова С. и моему вынудили оставшийся путь преодолевать на четвереньках в ускоренном режиме.

Нам повезло. Мы добежали до спасительных ворот. Мне перебинтовали ногу. Я встал на ноги и чувствовал себя счастливым. Отделался лёгкими ранениями. Саше Христофорову повезло меньше. Он получил три пулевых ранения в спину. Но он был жив. А это – самое главное.
Вот таким и запомнился мне мой первый бой.

Кавалер четырех орденов Мужества,

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «АЛЬФА»

полковник С. Милицкий