В этом году исполнилось 75 лет с того момента, когда высшие дипломаты СССР, США и Британии собрались в ноябре 1943 года Москве и, как это и подобает представителям великих держав, вместе приняли важнейшее решение — о том, чтобы после войны судить нацистских преступников за преступления против человечества и человечности. Сегодня в живых остается только один из прокуроров знаменитого Нюрнбергского процесса. На его 99-летие съездил собкор ВГТКР.

Бенджамин Ференц, бывший прокурор Нюрнбергского процесса, не очень любит свой домик во Флориде. Буйство природы у крыльца отвлекает от работы. А он и в 99 лет в идеальной интеллектуальной и физической форме.

Недавно Ференц перенес операцию. Врачи попросили взять паузу с гантелями и отжиманиями. Но разве ему запретишь?

Поставленный удар — это из нью-йоркской подворотни. Сын дворника, еврейского эмигранта из Румынии вырос в районе, где решать, по какую ты сторону закона, нужно было с ранних лет. Ференц в итоге выбрал юридическую школу Гарварда. Когда шел первый семестр, японцы разбомбили Перл-Харбор.

"Все, кого я знал, записались добровольцами, в том числе я. Я хотел быть пилотом. Я подумал, что пилот, если погибнет, то сразу. Не хотелось возвращаться инвалидом. И когда я подал заявку, мне сказали, что мои ноги не дотянутся до педалей. Я был около 158 сантиметров, а надо было быть хотя бы 165. Поэтому мне отказали", — вспоминает Бенджамин Ференц.

В артиллерии отнеслись с пониманием. С 3-й американской армией генерала Паттона Ференц высадился в Нормандии. Французы много лет спустя отметят это орденом Почетного легиона. А тогда командование вспомнит про неоконченное юридическое. Его отправляют собирать доказательства злодеяний нацистов по освобожденным концлагерям. Первым будет Бухенвальд.

"Я был свидетелем мести моих напарников, которые хватали надзирателей и сжигали их заживо. Они клали их в газовую камеру, держали их там немного, потом доставали, били и снова засовывали в камеру, пока в конце концов они не умирали. У меня была дилемма: следует ли мне их остановить или без проблем присоединиться к ним? На самом деле я не очень-то хотел останавливать их. Я испытывал сильное чувство мести", — рассказал Ференц.

Во время слушания дела №9 о так называемых айнзацгруппах на Нюрнбергском процессе прокурору Ференцу — всего 27. Он и в зал суда-то до этого никогда не входил. Но на руках — найденные под руинами фашистского МИД и собранные по архивам концлагерей доказательства массовых казней евреев, цыган и коммунистов, в основном в СССР. Самое массовое убийство в истории человечества. Больше миллиона замученных.

Кадры тех злодеяний. Единственные в архивах. У Ференца пленки не было, не было даже свидетелей, но были подписанные самими организаторами приказы. В задачу четырех айнзацгрупп, следовавших за войсками Верхмахта, входили полная зачистка захваченных территорий. Папка под номером 179 — это о группе "С". Бабий Яр. Отто Олендорф — командир группы D — орудовал в Крыму.

"Они считали себя патриотами. Олендорф объяснял: Гитлер сказал, если Сталин планирует атаковать нас, в таком случае мы должны защищать земли отцов. Когда Трамп выступал в ООН первый раз, он сообщил Северной Корее, что если она будет угрожать США, то мы полностью истребим ее. Я слышал это по телевизору. И я сказал: господин президент, что вы имеете в виду под тем, что полностью разрушите страну? Вы убьете всех людей? О чем вы говорите?! И он использовал тот же аргумент, что и мой обвиняемый. Они угрожают нам, следовательно, у нас есть право стрелять первыми и убить их всех", — сказал Бенджамин Ференц.

Четырех осужденных повесят. Их прямо из зала суда на лифтах спускали во внутреннюю тюрьму. Выглядело так, словно они проваливаются в ад. С той минуты Ференц мечтает, чтобы туда провалились вообще все войны.

"Я сказал суду, что не могу уравновесить чашу весов между 22 обвиняемыми и миллионом убитых. Что я должен с ними сделать? И я спросил суд: смотрите, жертвы, которых убили, потому что они были не той расы, религии и идеологии тех, кто их уничтожал, — это ужасно, мы должны изменить это, убедиться, что каждый человек наделен правом жить в мире и с человеческим достоинством вне зависимости от расы. Впишите это в свое решение до того, как вы его вынесете. И они вписали. И это выражает мою философию тогда и сейчас. И я очень надеюсь, что мир будет хоть немного более мирный", — отметил Бенджамин Ференц.

Без вердиктов, вынесенных на Нюрнбергском процессе с участием и советских, и американских судей и прокуроров, не было бы и Всемирной декларации прав человека. О ней, о себе, о том, что закон выше беззакония, а право сильнее любого насилия, Бенджамин Ференц любит рассказывать молодым. Он ездит по стране. Выступает в университетах. И начинает всегда одинаково: "Вы поможете мне спасти мир?"

Никто пока не отказывался. Во всяком случае на словах. И это дает Бенджамину Ференцу силы продолжать. "Да, я мечтатель. Это дает прогресс миру. Кем бы мы были без мечтателей?" — размышляет Ференц.