Недавно президент Владимир Путин провел встречу с бизнесом. На официальном языке это и звучало как подключение бизнеса к осуществлению национальных проектов. Так ведь новые нацпроекты как раз и нацелены на улучшение качества жизни. Другое дело – как будет осуществляться сотрудничество государства и бизнеса. О том, что конкретно обсуждал президент с самыми богатыми людьми страны, говорят разное. Дело в том, что пресса с участниками этой встречи общалась только до ее начала.

Собеседник "Вестей в субботу" — участник этой закрытой встречи с главой государства и тот, кого недавно в нашем эфире мы видели регулярно, когда он был первым вице-премьером правительства. Мы к нему регулярно обращались то как к куратору грандиозных строек во Владивостоке (мосты, остров Русский), то как к тому, кто выстраивал Евразийский союз. Но потом он — Игорь Шувалов – что-то исчез.

Дело в том, что когда в мае сменилось правительство, Шувалов возглавил такую важную, но и такой проблемную организацию, как Внешэкономбанк (ВЭБ). И он отказывался давать интервью до первых результатов на новом месте работы. А ВЭБ он предложил преобразовать: из банка — в корпорацию развития, которая призвана стать тем самым механизмом по объединению усилий государств и бизнеса. Итак, первая большая съемка нового Игоря Шувалова в новом ВЭБе.

Такое "открытое пространство", где все видят всех, для государственного учреждения в России — дело крайне непривычное. Говорят, Игорь Шувалов хотел сделать так еще в правительстве. Ввел в ВЭБе.

"Такое устройство офисного пространства позволяет обеспечивать в работе совсем другие скорости. Вот так вот, пройдя в течение дня несколько раз по офису, вы решаете огромное количество проблем", — рассказывает Шувалов.

— Я помню старый ВЭБ, и это была очень консервативная советская организация. Он же вырос из Внешторгбанка СССР довоенного.

— Так и есть.

— И там, конечно, была кабинетная система.

— Да.

— И десятилетиями устоявшиеся традиции. А готовы люди, которые работали в той системе, к этим изменениям?

— Было опасение, что это не получится. Но, и к моему удивлению, и к удивлению людей, эта адаптация произошла очень быстро. И многие воспринимают такой стиль работы на ура.

Кто он, новый глава ВЭБ? Напомним.

— Игорь Иванович, постоянные зрители Вестей в субботу вас хорошо знают. Мы с вами записывали интервью, когда вы еще были шерпой в "восьмерке", потом многие годы — первым заместителем руководителя правительства. Вы другой какой-то.

Другой-то другой, но и тот же — один из тех, кто действительно разбирается и видит.

Накануне в Кремле состоялась встреча президента с бизнесом, где вчерашний первый вице-премьер Шувалов был уже со стороны бизнеса.

"Важнейшим направлением работы — я говорил об этом на встрече с правительством — является реализация национальных проектов. Безусловно, в этой большой работе одно из ключевых мест принадлежит бизнесу. Без этого трудно себе представить развитие экономики вообще. Мы видим в вас ответственных, деятельных партнеров. Общество действительно рассчитывает на вашу сопричастность к достижению прорыва, необходимого для России", — заявил глава государства.

— Вы, наверное, слышали такие оценки, что это своего рода барщина, оброк для частного бизнеса?

— Да, я слышал такие оценки. Но смысл передан не совсем верно. Смысл был в том, что накопленные денежные средства крупных компаний, в том числе потому, что им позволяет внешняя конъюнктура, нужно все-таки инвестировать в новую экономику. Они станут сильнее. Экономика в целом станет сильнее.

В какую "новую экономику"? Чтобы ответить на этот вопрос, пройдем еще по офису. Например, одна из молодых сотрудниц занимается "проектным финансированием". Но это никакая не "виртуалка" для "офисного планктона".

— Кто вы по профессии?

— Я закончила МГТУ имени Баумана, — сказала Юлия Колдунова, вице-президент блока "Проекты развития" ВЭБ РФ. — Специализация — баллистика и аэродинамика.

— Ракеты что ли запускали?

— Почти да. Второе образование — экономическое.

Насколько мы поняли, в новом ВЭБе при Шувалове приоритет — как раз таким сотрудникам. И внутренняя конкуренция серьезная.

"Когда я пришел весной этого года в ВЭБ, вся Группа была численностью больше 10 тысяч человек", — вспоминает Игорь Шувалов.

— А сейчас?

— Сейчас головная организация — это тысяча человек. В Группе — чуть больше 8 тысяч человек. И мы постараемся провести работу. Если нам удастся правительству отдать "Связьбанк", в итоге должны остаться в самой организации не больше 3 тысяч человек, — пояснил Шувалов.

При этом, конечно, пришел Шувалов в ВЭБ, у которого нельзя сказать, что нет проблем. Они и внутренние, и внешние.

— ВЭБ же тоже под санкциями?

— Да, секторальные санкции. Я с этой повесткой начал работать еще в правительстве. Я к этому всегда отношусь так: большая мобилизация собственного ресурса, встряхнуться, посмотреть на собственные силы и с этими силами двигаться вперед. Ничего хорошего в санкциях нет, но, вполне возможно, это — шанс для того, чтобы проявить себя полностью: не спать, не дремать, не рассчитывать на кого-либо. Надо понимать, что успех зависит от себя в первую очередь, — уверен глава ВЭБ.

Кого еще привел Шувалов? Из знаковых банкиров это, конечно же, Михаил Кузовлев, который вернул к жизни "Банк Москвы". Боковым зрением выхватываю еще знакомое лицо — Тимакова Наталья, заместитель председателя Внешэкономбанка, член правления.

"У нас прекрасный офис. Очень современный, доступный, демократичный. Любой сотрудник, который хочет со мной поговорить, просто заходит и говорит", — рассказала Наталья Тимакова.

Она в новом ВЭБе занимается тем, что всегда было ее коньком, — социально-культурным развитием городов. Но каких? Этим летом весь мир был приятно удивлен, как преобразились российские города, принимавшие чемпионат мира по футболу. Теперь глава оргкомитета чемпионата, который всем этим и занимался, Алексей Сорокин — тоже в ВЭБе.

— Есть какие-то города, которыми хочется заняться?

— Хочется всеми заняться. Мы уже не сосредоточены на европейской части, как нам предписывал ФИФА, — география гораздо шире, — отметил Сорокин.

— То есть вы перейдете Урал точно?

— Да, конечно. Это будет уже вне зависимости от географического положения.

— Не только Москва, Питер, Казань, Новосибирск?

— Нет, я бы сказала, наоборот, точно не Москва и Питер. Они справятся сами. Даже Казань, мне кажется, уже очень сильно продвинулась на этом пути. Речь, скорее, идет о других городах, в том числе с населением в 40-50 тысяч, — пояснила Тимакова.

— Где как раз живут 40% населения России? Малые города.

— Конечно.

— Любые города, — подчеркнул Игорь Шувалов. — Мы, кстати, ведем сейчас переговоры о партнерстве и с "Яндексом", и с Mail.Ru Group, потому что они в городах создают очень много добавленной стоимости.

— Уже трудно представить, как быть без этих сервисов.

— Мы пытаемся не только ими воспользоваться, но и даже их в какой-то части приумножить, осуществляя свои проекты.

— И завести их в малые города в том числе?

— Да.

Если коротко, то одна из сверхзадач нового ВЭБа — помочь с запусками проектов по развитию там, где люди этого заслуживают никак не меньше, но где частный бизнес сам на это не пойдет. Вместе заходим к первому заму Шувалова по бизнесу Николаю Цехомскому.

Коммерческий банк сразу не решится входить в такие проекты, потому что связано с рисками, не сразу видна прибыль. Тут появляется ВЭБ.

Появляется не просто так, а с одобренными правительством планами по финансированию проектов на 3 триллиона рублей в ближайшие пять лет. Так чему этими деньгами можно подсобить?

"Мы сейчас занимаемся большим экологическим проектом, связанным с мусоросжигательными заводами. Большая и сложная задача. И она требует серьезной поддержки", — сказал Николай Цехомский.

— А если просто к частному бизнесу прийти? Он не сразу туда пойдет, потому что не ясно, когда будут деньги.

— Длинный возврат. Сложный проект, состоит из многих частей, — отметил Цехомский. — Если мы в таком проекте участвуем, на ноль не помножишь. Все понимают, что мы обладаем определенным административным ресурсом.

Вот почему и на встрече президента с бизнесом Шувалов представлял все-таки сразу и бизнес, и государство. А проектов, где бизнес и государство могли бы идти вместе, много. Но так, чтобы народные деньги не просто тратить, а чтобы они приносили государству прибыль.

"На последнем Наблюдательном совете были одобрены первые две сделки. Это "Щекино-Азот" и "Куйбышев-Азот". И у нас есть в портфеле несколько крупных серьезных сделок на Дальнем Востоке и Северо-Западе — это там, где газохимия. В том числе, возможно, мы будем участвовать в расширении проекта "Ямал СПГ". Там есть у инвесторов серьезные предложения. Мы понимаем, где нам надо применить свой капитал, не размазывая его, а, наоборот, приумножая", — заявил Игорь Шувалов.

— То есть примерно как это было, когда ВЭБ, еще при предыдущем руководстве вложился в терминал D аэропорта Шереметьево?

— Да.

— А сейчас его уже продали.

— Мы продали кредит Сбербанку.

— Вернули деньги и можете их вкладывать еще во что-то?

— Конечно. Мы свою функцию развития полностью выполнили. Терминал отличный в Шереметьево, услуга классная.

— Идем дальше?

— Да.

— Второе правительство что ли?

— Нет, конечно. Мы претендуем на то, что будем самым главным инструментом правительства.

— У вас контракт на сколько?

— На пять лет.

— Есть над чем поработать.

— Да, есть.