20:15, 10.02.2019

«Ваше приглашение здесь никого не волнует»: почему российским мужчинам пока лучше не ехать на Украину | Свежие Новости Сегодня

Корреспондент Федерального агентства новостей по пути на Украину своими глазами наблюдала, каким мучениям подвергают россиян мужского пола украинские пограничники.

Еще недавно поезд из Москвы в Киев был одним из самых «горячих» железнодорожных направлений — что летом, что зимой. Билет на него нужно было либо выкупать за 45 суток, либо доставать через знакомых билетерш, «ловить» по Интернету и идти на еще бог знает какие ухищрения. Сегодня вы можете спокойно купить билет на этот поезд за два-три дня до его отправления — хоть в купе, хоть в плацкарт на нижнюю полку. Потому что экспресс Москва — Киев идет, по сути, полупустым. Как, впрочем, и остальные поезда из России на Украину.

Таковы результаты политики киевских властей, с ноября 2018 года до предела ужесточивших правила въезда для россиян. Однако поначалу отличия, скажем, от прошлого лета, как-то не бросаются в глаза. На Киевском вокзале толпа, облепившая старенький состав, все так же контрастирует с обычными жителями столицы — по перрону бродят мужчины с вислыми усами и в потертой одежде, грубо накрашенные женщины с усталым взглядом, спортивные штаны уныло висят на тех и на других, вокруг клубы табачного дыма и фрикативное «Г»…       

Первое явное отличие от недавнего прошлого — обилие свободных мест в вагонах, даже в «недорогих» плацкартных (5400 рублей с человека за 22 часа до Киева). Раньше такое представить было невозможно — поезда были забиты пассажирами под завязку, включая купе проводников. Второе отличие — многие пассажиры ехали не на саму Украину, а в российскую «глубинку» типа Дна или Новоскольников или в Белоруссию (ее поезд проходит насквозь по пути на Украину). В итоге к украинской границе состав подходит заполненным и вовсе на треть. 

Третье отличие — проводники больше не раздают пассажирам миграционные карты. Раньше эти бумажки были обязательны к заполнению и состояли из двух половинок: на границе одну забирали пограничники, вторая оставалась на обратный путь у пассажира. Как объяснил проводник, сейчас их временно отменили за ненадобностью — русских в Киев едет откровенно мало, и их часто просто разворачивают обратно. Так зачем разводить бодягу с миграционными картами? 

Наш поезд считался, по украинским меркам, «приличным» — вытертые ковровые дорожки на полу вагона, утепленные рамы и трезвые проводники. Правда, окна в вагоне все равно были бессовестно грязными: из-за пылевого налета было трудно разобрать пейзаж за окном. А заходить в туалеты было откровенно страшно, несмотря на то, что их явно убирали, срок службы мест общего пользования очевидно превышал четверть века. Оттуда хотелось поскорее выскочить наружу, как из темницы.

Стоит отметить: в отличие от прошлых лет, в вагонах практически никто не пил алкоголь. Хотя приобрести пиво и водку можно было на любой станции. Кроме того, по ходу движения в тамбурах почти не курили — по слухам, за это начали жестко штрафовать, поэтому курильщики «отрывались» в основном на остановках.

Первая таможня, белорусская, была пройдена быстро. Россиян на ней практически не досматривают, а к украинцам проявляют интерес лишь в плане соблюдения иммиграционных сроков пребывания на территории ЕАЭС (правда, на обратном пути белорусы хорошенько «перетряхивают» их на наличие избытка ввозимых продуктов).

По мере приближения к белорусско-украинской границе вагон постепенно пустел, на места выходивших пассажиров почти никто не садился. А лица проводников и пассажиров становились все напряженнее. Почему — стало понятно совсем скоро.   

Украинская девушка-пограничник легко впорхнула в наше купе и тут же потянула к себе мой паспорт. Впрочем, вскоре стало ясно, что я для пограничницы объект малоинтересный: женского пола, без въездов в Крым, без нарушений миграционных правил и так далее. В общем, придется пропускать. А вот мой сосед — россиянин лет 30-ти — вызвал у пограничницы куда более живой интерес. Она, как голодная мышь, буквально вцепилась в его паспорт. 

«Почему у вас столько разных виз? Вы зачем в Америку ездили? А в Турцию зачем?» — интересовалась девушка в форме. «Путешествовать люблю», — туманно отвечал сосед. «Приглашение от родственников есть?» — сухо осведомилась она. «Конечно, вот, датировано январем и заверено у нотариуса», — с готовностью сообщил парень. Внешне он был спокоен, но внутреннее напряжение в нем чувствовалось. «Вы же понимаете, да, что само по себе это приглашение никого здесь не волнует? — вдруг спросила девушка в форме. — По нынешним правилам оно не является достаточным основанием для въезда на Украину. У вас есть еще какие-нибудь документы, подтверждающие цель вашего визита в страну?»

Парень заерзал и вынул откуда-то из-за пазухи справку, на которой стояла печать киевской больницы. «Вот, бабушка у меня сейчас там лежит», — глухо сообщил он. Пограничница впилась взглядом в справку и тут же сообщила: «Почему у вас справка старая? Ей же уже три месяца, а такие документы действительны в течение одного месяца! Как я вас с этим пропущу?»       

Лицо у моего соседа слегка перекосилось, и он глухо сообщил: «Слушайте, я еду к своей больной родственнице с гуманитарной целью! Во-первых, это разрешено. Во-вторых, у вас что-то человеческое вообще осталось?» Девушка отвела глаза и слегка смягчилась: «Хорошо, у вас есть финансовые документы, свидетельствующие, что вы можете себя обеспечить, находясь на Украине?»

В ответ на это парень-россиянин вынул из бумажника клочок бумаги. «Вот чек, подтверждающий внесение денег на карту», — сообщил он. «Молодой человек, вы правила въезда вообще читали? — опять посуровела пограничница. — Для подтверждения платежеспособности у вас должна быть либо официальная выписка из банка, либо наличные. При этом у вас должно быть с собой по 1830 гривен на каждые сутки пребывания. А этот чек вашу обеспеченность не подтверждает!»  

В ответ молодой человек засопел и вынул из бумажника тонкую стопку долларов. «Это подойдет?» — спросил он. Девушка в ответ молча кивнула, продолжая тщательно «пробивать» его паспорт по базе данных. 

В этот момент в купе заглянул молодой таможенник. Увидев в руках парня российский паспорт, он осведомился у пограничницы: «Маша, так мне его багаж-то досматривать? Или сразу будем с поезда снимать?» Девушка некоторое время помолчала, затем сообщила: «Сейчас буду звонить своему начальнику, решать этот вопрос, до Чернигова время еще есть. Багаж, Миша, можешь пока не досматривать». 

После этого в купе повисло такое напряжение, что, казалось, спертый поездной воздух зазвенел. Пока пограничница разговаривала со своим начальством по мобильному, я вышла в тамбур глотнуть свежего воздуха. Переговоры пограничницы по поводу парня продолжались добрых десять минут, причем, судя по ее мимике, ситуация за это время несколько раз менялась. 

В итоге парня со скрипом пропустили на Украину, заставив заполнить отдельный въездной документ. В нем значилось, что он едет на срок не более двух недель (на столько хватило его наличных денег по норме), а также были прописаны телефоны бабушки и еще двух родственников на Украине. Со стороны вся эта процедура выглядела отвратительно.

«Что они там вообще напридумывали! — возмущалась потом бабушка — соседка по купе, поглядывая на хмурого парня. — Я уже 40 лет живу в Москве, а мои сестры, дочка и внуки — в Киеве. Я привыкла постоянно к ним ездить, но украинские власти делают все, чтобы разорвать мою связь с родными. Негодяи! Скоро и для женщин какие-нибудь ограничения придумают…»  

В соседнем купе судачили. Мол, «если Порошенко переизберется, то он совсем перекроет все железнодорожное сообщение с Россией». «Тогда вообще больше в Россию к родным не съездишь, — хмуро сообщил мужской голос за стенкой. — Вот поэтому я за нынешнего президента голосовать и не буду». 

Напомним, в январе сотрудники посольства Украины в России в ответ на вопрос ФАН сообщали, что «въезд для россиян обоих полов на Украину открыт при наличии необходимых документов — в частности, нотариально заверенного приглашения от родственников». При этом они, правда, упоминали, что на границах действует некий «усиленный контроль за россиянами-мужчинами».  

На практике же этот дипломатический эвфемизм означает, что, несмотря на окончание военного положения 26 декабря, въезд на Украину для россиян мужского пола сегодня по-прежнему закрыт. Точнее, он возможен лишь в случае «гуманитарного визита» — к умершему или тяжело больному родственнику. Но даже в этом случае пограничники могут придраться к каким-нибудь формальностям и легко отправить вас обратно. Поэтому с визитом к родным на Украину российским мужчинам стоит подождать как минимум до президентских выборов 31 марта.

Для того, что бы оставить комментарий - авторизируйтесь Войти

Войти
©2014-2017 Новости N. При копировании материалов ссылка на источник обязательна. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей. Редакция не несет ответственности за оставленные комментарии. Ответственность за содержание и достоверность рекламы несет рекламодатель. По всем вопросам Вы можете связаться с редакцией через раздел Контакты