Юбилей «забытого флота»: что не так с Тихоокеанскими морскими силами России

close

Юбилей «забытого флота»: что не так с Тихоокеанскими морскими силами России

Виталий Аньков/РИА «Новости»

21 мая отмечается день Тихоокеанского флота. 290 лет назад во времена царствования Анны Иоанновны Сенатом был учрежден Охотский военный порт — первое постоянно действующее военно-морское подразделение России на Дальнем Востоке. Это стало первым этапом зарождения морских сил в регионе, которые впоследствии преобразовались в Тихоокеанский флот. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок рассказывает о современном состоянии ТОФ.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Юбилей «забытого флота»: что не так с Тихоокеанскими морскими силами России

Флот-изгой

Тихоокеанский флот России, как составная часть ВМФ и Вооруженных сил Российской Федерации в целом, является средством обеспечения военной безопасности России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Основу боевых сил флота составляют более 70 судов — от дизель-электрических ракетно-торпедных подводных лодок до ракетных крейсеров и эсминцев.

На первый взгляд, список более чем внушительный. Но это только начальное впечатление.

«Почти все корабли и катера в составе Тихоокеанского флота построены еще в советское время и, по сути, дослуживают свой срок. На протяжении всей постсоветской истории ТОФ, по сути, находится в роли изгоя»,

— говорит «Газете.Ru» заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин.

Эксперт рассказывает, что в 90-е и 2000-е ВМФ России получал крайне незначительное количество кораблей и катеров, при этом все они шли на Северный и Балтийский флоты, а также в Каспийскую флотилию. В 2010 годы обновление этих флотских объединений ускорилось, а после крымских событий 2014 года началось стремительное перевооружение Черноморского флота.

«Тихоокеанский флот же был прочно забыт. Правда, он получил два ракетных подводных крейсера стратегического назначения (РПК СН) проекта 955 с БРПЛ «Булава», но при отсутствии обновления сил общего назначения это, скорее, ослабило флот, поскольку РПК СН — по сути, элемент стратегических ядерных сил, а ВМФ должен задействовать очень существенные силы на поддержание их боевой устойчивости. Лишь в последние годы на ТОФ поступили две ПЛ проекта 636.3 и 4 корвета проекта 20380, но это почти ничто, особенно учитывая тот факт, что корветы являются кораблями, мягко говоря, не выдающимися из-за крайней слабости ПВО.

Количество современных единиц в боевом составе ТОФ не тянет даже на флотилию», — говорит Храмчихин.

«Существующий корабельный состав Тихоокеанского флота ни в коей мере не отвечает современным потребностям театра военных действий, — говорит изданию независимый эксперт в сфере военно-морского флота Максим Климов. — Для сравнения, рядом находится «кораблестроительный конвейер» Китая. Только один пример – за 9 лет (это чуть более срока строительства в России корвета проекта 20380) ВМФ НОАК получил 72 корвета «Тип-056А» (22 – «Тип-056» и 50 – «Тип-056А»). И дело здесь не только в мощной кораблестроительной промышленности Китая, а в первую очередь в продуманной и реальной программе кораблестроения».

Возможные противники

Как отмечает Александр Храмчихин, сравнивать Тихоокеанский флот России с ВМС Китая — кощунственно.

«Темпы работы нынешнего китайского кораблестроительного конвейера не имеют аналогов в мирное время. Темп ввода новых единиц ВМС НОАК настолько высок, что в каждый отдельный момент трудно установить, сколько сейчас у Китая кораблей в строю. Всего за четверть века китайский флот превратился из прибрежного убожества с качественным уровнем, в лучшем случае, 1960-х годов, в мощнейший современный океанский флот, уступающий лишь американскому, да и то только пока», — говорит эксперт.

При этом следует подчеркнуть, что Китай уже технологически обошел Россию и практически все европейские страны в развитии крупных надводных кораблей и вышел на уровень трех наиболее передовых стран в этой сфере – США, Японии и Республики Корея, добавляет эксперт.

К слову, на фоне последних Тихоокеанский флот России также смотрится не лучшим образом.

Например, ВМС соседней Японии, которая, как известно, имеет к нашему государству открытые территориальные претензии, входят в пятерку сильнейших в мире.

«Все их корабли и подлодки построены в самой стране, при этом их вооружение, в основном, американского производства, либо производится в Японии по американской лицензии. В то же время Япония напрямую участвует в разработке корабельных ЗУР «Стандарт». В этом плане роль Японии абсолютно эксклюзивна», — рассказывает Александр Храмчихин.

Подводный флот Японии состоит только из дизельных (неатомных) ПЛ, но при этом является одним из сильнейших в мире. Сейчас в его состав входят более 20 подводных лодок, некоторые из которых используются как экспериментальные. Все крупные надводные корабли ВМС Японии классифицируются как эсминцы, хотя на деле среди них, кроме действительно эсминцев, есть авианесущие корабли (вертолетоносцы), крейсера и фрегаты.

Эсминцы «Идзумо» являются практически полноценными авианосцами. «Крейсеры» «Майя», «Агата» и «Конго» оснащены системой «Иджис» и, благодаря этому, могут быть составной частью морского компонента ПРО.

«Если под водой Тихоокеанский флот России уступает японским ВМС ненамного, то в надводных сил преимущество японцев является абсолютным и подавляющим», — уверен Александр Храмчихин.

То же, говорит эксперт, касается и морских сил Южной Кореи. Хотя их ВМС еще 30 лет назад представляли собой свалку американского металлолома постройки 1940-1950-х годов, сегодня южнокорейский флот уже сильнее любого европейского флота, причем почти все его корабли строятся на собственных верфях, в основном — по собственным проектам.

«Сегодня надводные силы ТОФ отчасти уступают таковым даже ВМС Тайваня и Таиланда, правда, эти страны сложно представить нашими противниками. Но независимо от этого, сегодняшнее положение ТОФ является близким к катастрофическому. Впрочем, в несколько меньшей степени это относится ко всему Восточному военному округу в целом. К сожалению, у нас по-прежнему ненормально много верующих в «стратегическое партнерство» с Китаем. Эта удивительная вера и является главной причиной провала военного строительства в азиатской части РФ», — резюмирует Александр Храмчихин.

Выход есть?

Тем не менее, эксперты не считают, что состояние Тихоокеанского флота совсем уж бесперспективное. Однако срочные меры в его отношении все же требуются.

Так, Максим Климов отмечает, что одна из ключевых проблем, мимо которых нельзя пройти — состояние противоминных сил ТОФ. «В прошлом году флот получил первый новый противоминный корабль — БТЩ «Яков Баляев» проекта 12700. Однако темпы поступления их на флот крайне недостаточны, а сам проект имеет ряд серьезных недостатков. Модернизация имеющихся тральщиков также критически необходима», — рассказал эксперт.

Планируемая поставка Тихоокеанскому флоту универсальных десантных кораблей (УДК) немного прибавит в плане повышения оперативных и боевых возможностей ТОФ, полагает эксперт.

Суть в том, что УДК предназначены для осуществления морских десантных операций. Для успеха в подобных действиях требуется надежное авиационное прикрытие (иными словами, авианосцы) и мощный плавучий тыл. Последний организационно выведен из флотского организма и отдан в Тыл ВС РФ, что, по мнению Климова, является ошибкой.

Авианосцы (1-2) однозначно нужны в настоящее время Тихоокеанскому флоту, причем речь надо вести о размерности подобного корабля в 30-40 тыс. тонн водоизмещения (т. е. в пределах уже заложенных УДК). На выходе, полагает Климов, вполне можно получить корабль с неплохими характеристиками авиагруппы.

«Что касается морской авиации ТОФ, то имеющиеся самолеты устарели, изношены и не прошли сколько-нибудь серьезной модернизации (кроме Ил-38Н и МиГ-31БМ). Очень остро стоит вопрос по созданию в возможно короткие сроки нового патрульного (противолодочного) самолета — нашего аналога американского P-8 Poseidon», — считает эксперт.

Для решения не только ударных задач, но и многоцелевых (в т.ч. ПВО и противолодочной обороны) некоторое время назад рассматривался вопрос включения в авиацию флота модернизированных для морских задач самолетов Су-34.

«Это однозначно очень сильное и эффективное решение для ТОФ не только для ударных задач, но и, например, обеспечения оперативной устойчивости морских стратегических ядерных сил», — полагает Климов.

«Говоря о подводной компоненте Тихоокеанского флота необходимо отметить, что строительство серии ДЭПЛ проекта 636.3 однозначно является ошибкой. Проект уже устарел, и более того — не прошел даже вполне реальных и критических необходимых доработок. Для ТОФ однозначно необходимо было закладывать серию субмарин уже по новому проекту 677», — убежден Максим Климов.

По мнению эксперта, с учетом условий и обстановки на ТОФ все ДЭПЛ там должны иметь возможность применения анаэробной установки (ВНЭУ). С учетом огромного задела у нас по ядерным реакторам (в т. ч. малогабаритным) именно малогабаритная «капсульная» атомная установка является лучшим решением ВНЭУ для океанских театров.

«Срыв сроков постройки АПЛ «Ясень-М» (в т. ч. для ТОФ) и ряд недостатков проекта (а также очевидные недостатки перспективного проекта АПЛ «Хаски»), ставят вопрос о целесообразности разработки нового проекта многоцелевой АПЛ, адаптированной к новым условиях подводной войны и пригодной к постройке значительной серией», — считает Климов.

close

Юбилей «забытого флота»: что не так с Тихоокеанскими морскими силами России

Виталий Аньков/РИА «Новости»

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Скопировать ссылку

Источник