Журналист Джон Кампфнер в газете The Guardian описал провал брексита так: «Явный признак того, что вы на дне, — это когда немцы начинают шутить над тобой в праймтайм, и это получается смешно. Немецкие юмористы высмеивают Терезу Мэй («она хочет выйти из ЕС, но не может выйти даже из своей машины»), брексит («жесткий брексит, мягкий брексит, жидкий брексит – уйдите уже хоть как-нибудь»).

Великобритания становится самой жалкой страной во всем мире. Куда бы ни поехал гражданин Соединенного Королевства, везде найдутся те, кто похлопает его по плечу, вздохнет и пожелает «держаться там».

Уважение к решению, принятому британцами на референдуме в 2016-м году, сменилось непониманием. Раньше все были уверены, что в Вестминстерском дворце сидят серьезные, надежные люди, а американцы и европейцы прислушивались к мнению британских парламентариев. Теперь же все искренне удивляются, почему политики в Лондоне продолжают заниматься несерьезными проблемами в такое тяжелое для страны время.

Очень вероятно, что образ британца как образованного и хорошо владеющего профессией гражданина скоро померкнет из-за политического безобразия, происходящего вот уже третий год. Крупные компании всерьез опасаются предстоящей утечки мозгов. Это произойдет не только потому, что хорошие специалисты европейского происхождения вернутся в свои страны (к удовольствию Терезы Мэй, очевидно). Многие талантливые британцы тоже собираются переехать в Европу, и их количество будет расти. Что хорошего в том, чтобы работать в стране, которая причиняет экономический ущерб сама себе и считает это нормальным? Чем хороша работа в стране, которая скорее позволяет профессионалам продолжить трудиться на ее благо, нежели приглашает их?

Многие специалисты стремились построить карьеру в Великобритании, считая ее мировым лидером в области финансов и восхищаясь ее умением справляться с любым экономическим кризисом. Теперь, похоже, все стало ровно наоборот. Германия станет прибежищем для всех талантливых предпринимателей из Британии. В Нидерланды приедут деятели культуры. В Лиссабоне еще активней начнут развиваться технологии благодаря британским мозгам. Раньше было принято говорить, что во Францию едут отдыхать, а в Великобританию – работать. Что ж, это уже не так.

Брексит уже серьезно омрачил бренд Соединенного Королевства. Сама мысль о том, что Лондону ничего не стоит отказаться от европейского рынка и политического влияния в Европе, была продуктом идеологического экстремизма. Причем негативный взгляд на брексит популярен не только за границами Великобритании, но и внутри страны.

Нечто подобное уже случалось. В 70-х годах Британия уже была посмешищем: отсталая экономика, ужасные условия труда, непрекращающиеся забастовки – все это получило название «британская болезнь». Страна очень хотела догнать европейских передовиков, и это стало ее главным мотивом для вступления в Европейский экономический союз.

Европейские страны казались другим, сказочным миром, а поездки туда стоили немалых денег. С 1939 по 1990 гг. население Лондона уменьшилось на четверть: люди искали лучшей жизни в других государствах Старого Света. Но со временем Лондон наработал репутацию, и поток миграции развернулся в другую сторону. Популярность Великобритании достигала своего пика в конце 90-х и во время лондонской Олимпиады в 2012-м.

Великобритании потребуется немало времени, чтобы избавиться от ярлыка «посредственной страны». Это может произойти через десять лет, а может только тогда, когда сменится поколение. История не знает примеров, когда политики исправляли собственные ошибки – за них это всегда приходится делать кому-то другому.